БАРОМЕТР
РЕФОРМЫ
ПОЛИЦИИ

Альтернативные точки зрения о том, что происходит в ходе реформирования правоохранительных органов
Двадцать лет назад
Европейский суд пришел в Россию
Click „Block Editor” to enter the edit mode. Use layers, shapes and customize adaptability. Everything is in your hands.
Tilda Publishing
Кирилл Коротеев,
юридический директор Правозащитного центра «Мемориал»
Пятого мая 1998 года Россия признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека и добровольно взяла на себя ответственность исполнять судебные решения.

Мы хотим показать,
как по-разному наша страна исполняла постановления Европейского суда
и через это — каково реальное значение Европейского суда
в российском правоприменительном процессе.


СМОТРЕТЬ ДАЛЬШЕ
Комментируют эксперты:
«Решения о подписании Конвенции, которое было принято Госдумой в 1988 году (в то время в Госдуме находились представители нравственной и интеллектуальной элиты страны), было очень продуманным и ответственным. Россия сознательно в течение многих лет к нему шла. На момент подписания Россия выполнила практически все требования резолюции, вплоть до прекращения войны в Чечне. Но с 2000 года произошли серьезные изменения в политическом векторе России, которые стали более заметны к третьему сроку президента Путина. Изменилась политическая воля».
Каринна Москаленко,
российский адвокат, руководитель Центра содействия международной защите


«События в стране развиваются в соответствии с внутренней динамикой, ЕСПЧ на эти процессы повлиять, увы, не может. Вместе с тем для многих Европейский суд — единственное средство защиты, причем как для родственников жертв насильственных исчезновений в Чечне, так и для демонстрантов».
Кирилл Коротеев,
юридический директор Правозащитного центра «Мемориал»

«В практике Суда все дела прецедентные. Но выделяются так называемые ведущие прецеденты (leading cases) по узловым проблемам. Для России это дело Бурдова (неисполнение судебных решений), дела Калашникова и Ананьева (условия содержания в СИЗО), дело Рябых (надзор) и немало других. Эти дела стали общеевропейскими прецедентами, на которые Суд ссылается в постановлениях по другим странам».
Анатолий Ковлер, судья Европейского суда по правам человека с 1998 по 2012 год, профессор


«Российские граждане абсолютно разочарованы в национальном судопроизводстве. Ждать от российских судов справедливости и правосудия не приходится. И поэтому сегодня практически каждый россиянин держит в уме возможность обратиться в Европейский суд. Общим заблуждением является то, что в Европейский суд можно обратиться, чтобы отменить решение национального суда. К сожалению, это невозможно. Европейский суд является субсидиарной, дополнительной мерой по защите прав человека».
Каринна Москаленко,
российский адвокат, руководитель Центра содействия международной защите

Барометр реформы полиции —
проект фонда «Общественный вердикт».
Анализируя комментарии и аргументы экспертов, мы оцениваем, «замеряем» развитие ситуации: несет ли та или иная мера положительные изменения или же риски перевешивают? Это не количественный замер, а именно оценка. «Показания» барометра — это отражение мнения экспертов и наших оценок.
О проекте